Главная » Файлы » Звания и знаки различия армий мира » Звания и знаки различия [ Добавить материал ]

Знаки различия Армии КНДР
[ Скачать с сервера (136.8Kb) ] 08.07.2013, 18:19
Знаки различия Армии КНДР
КОРЕЯ, КАК ОНА ЕСТЬ.
(ФАКТЫ И ДОКУМЕНТЫ).

        Публикуемые нами материалы почерпнуты из буржуазной корейской и японской прессы за сравнительно короткий период времени (3 недели - 26 октября - 13 ноября 1933г.). но и этот небольшой материал, просочившийся сквозь неслыханные цензурные преграды, опрокидывает, как карточный домик, сказки японской печати о Корее, как "стране утреннего спокойствия", в которой течет "мудрая, спокойная, счастливая жизнь".
        На деле Корея, жестоко угнетаемая колония японского империализма, оказывается, по выражению американского журналиста "ЧАЙНА УИКЛИ РЕВЬЮ", страной "особо вулканического характера".

        В городе.
        "Увеличение количества промышленных предприятий в Корее сопровождается рабочими конфликтами, отсутствием санитарных приспособлений, применением детского труда и т.д. Полученные статистические данные о предприятиях, в которых занято более чем по 10 рабочих, таковы. Число предприятий: текстильных - 148, изготовляющих машины и орудия - 187, химических - 221, пищевых - 583, разных - 168, особых - 4, всего - 1.311.
        Рабочих на этих предприятиях: пищевиков - 21.381, текстильщиков - 16.606, химиков - 13.878, разных - 5.129, по изготовлению машин и орудий - 4.576.
        Число детей ниже 14 лет на этих предприятиях достигает 1.793, число предприятий, на которых рабочий день превышает 12 часов, равно 132. Применяется ночной труд подростков. В отношении зарплаты и санитарии имеются громадные дефекты". (Корейское приложение к газете "Осака асахи", от 26 октября 1933г.).
        "Волнения работниц на резиновых фабриках Фузана разрастаются. Забастовкой охвачены уже четыре фабрики. Полиция уверена, что за спиной забастовщиков действуют "черные руки". ("Кейдзе Ниппо", от 28 октября 1933г.)
        "Демонстрация рабочих-резинщиц все же состоялась. Работницы выставили в первые ряды беременных и матерей с грудными детьми". ("Кейдзе Ниппо", от 29 октября 1933г.).
        "На резиновой фабрике Дайдо в Хейдзе вторично вспыхнула забастовка. Во время первой забастовки (17 октября) администрация обещала пойти на уступки, благодаря чему рабочие согласились возобновить работу. Оказалось однако, что администрация не выполняет ни одного из условий соглашения и, в частности, увольняет участников забастовки. В связи с этим рабочие потребовали немедленного восстановления уволенных. В виду отказа администрации удовлетворить это и другие пред'явленные требования рабочие 30-го числа вторично забастовали", (Чосен Ильбо, от 31 октября 1933г.).
        "На прядильной фабрике в Рейсане (Цюсей-нандо) с 28-го числа бастуют 300 работниц. Забастовка вызвана отказом администрации удовлетворить требование работниц об улучшении качества пищи. Работницы разгромили помещение столовой. Арестовано 10 зачинщиц". ("Чосен Ильбо", от 31 октября 1933г.).
        "В то время как в Фузане, казалось, забастовка идет к благополучному разрешению, 30-го числа более 60 работниц фабрики Нансен-Гому об'явили забастовку сочувствия и не вышли на работу. Не вышло на работу также более 200 работниц на фабрике Марута. Из всех фабрик Фузанского района работает только одна. Забастовка грозит разрастись во всеобщую стачку". ("Фузан Ниппо", от 31 октября 1933г.).
        "6 ноября в Сеуле, в типографии Иосиока забастовало 150 рабочих. Рабочие требуют отдыха во время работы, выдачи выходного пособия уволенным и т.д.". ("Чосен Ильбо", от 8 ноября 1933г.).

        В деревне.
        "Вслед за началом работы по колонизации Северной Кореи наблюдается бурный рост притока каденминов1 в северные провинции, в частности в Хейман-нандо. По произведенному в прошлом году обследованию, в Хейнан-нандо было 17.011 человек каденминов. В этом году их стало 121.829 человек. Власти поражены этим громадным ростом числа каденминов". ("Чосен Симбун", от 20 октября 1933г.).
        "По данным обследования департамента юстиции, с февраля по октябрь 1933г. число арендаторских конфликтов дошло до 717. Наибольшее число конфликтов падает на Южную Корею, а именно: провинция Дзентра-хокудо - 204, Дзентра-нандо - 225, Кейсе-нандо - 137, Цюсей-нандо - 77". ("Чосен Ильбо", от 30 октября 1933г.).
        "В связи с планами возрождения деревни представителями генерал-губернаторства Кореи было произведено обследования бюджета крестьянского двора. Примером результатов обследования может служить уезд Синсю, провинции Кейсе-нандо, где обследование производилось в течение года, при чем крестьянские хозяйства были разделены на три категории: первая - собственники, вторая - полуарендаторы, третья - арендаторы. Получились следующие данные

        годовой бюджет в иенах1:
 

1 категории
2 категории
3 категории
    Приход

189,09
106,40
70,00
    Расход

173,05
105,00
70,00
    Остаток

16,04
1,40
-
        1Иена - около 38 копеек.

         Эти данные показывают скудость денежных доходов крестьянства и невозможность рассчитывать на какое-либо улучшение экономики крестьянского хозяйства". ("Чосен Симбун", от 6 ноября 1933г.).
        "В провинции Кейкидо в 1915 году арендаторы составляли 46 проц. общего числа крестьянских хозяйств. В 1932г. эта цифра выросла до 68 проц. В среднем за год 2 тыс. крестьян-собственников лишаются земли и превращаются в арендаторов". (Корейское приложение к газете "Осака асахи", от 7 ноября 1933г.).
        "В уезде Сесан, провинции Цюсей-нандо, насчитывается 260 случаев конфискации риса на корню ростовщиками.
        С января по октябрь в уезде Теин, провинции Кейкидо, жалоб о конфискации риса ростовщиками насчитывается более 2 тысяч". ("Чосен Ильбо", от 10 ноября 1933г.).
        "В провинции Кейсе-хокудо помещики и ростовщики стараются получить с арендаторов всю их задолженность. Во многих местах производится конфискация риса на корню. Кроме того, в районе Гун-И и Тайкю повышена арендная плата до 65 и даже до 95 проц. общего урожая". ("Тонг А Ильбо", от 11 ноября 1933г.).
        "В уезде Сосен, провинции Цюсен-нандо, на ярмарках местные власти под лозунгом возрождения деревни производят насильственную окраску одежды и стрижку волос у стариков. Недавно на одной из ярмарок в связи с этим произошло столкновение с крестьянами". ("Чосен Ильбо", от 11 ноября 1933г.).
        "11 ноября закончилось следствие по делу о крестьянских восстаниях в Когене. Следствие велось в течение двух лет.
        В 70 местах провинции Канке-нандо в августе ь1931г. произошли бунты крестьян, устраивавших демонстрации, поджоги и занимавшихся разбойничеством. Бунтующие крестьяне сожгли документы у помещиков на сумму в несколько десятков тысяч иен. Из двух тысяч членов крестьянских союзов было арестовано 310 человек. В прокуратуру уже передано 131 чел.". ("Чосен Ильбо", от 11 ноября 1933г.).
        "За последние три года (1930-1932 гг.) подушное потребление риса в Японии равно 1.073 коку в год. Между тем в Корее оно равно только 0,473 коку2. Это не может вызываться другими причинами, как тем, что большинство корейцев по условием жизни вынуждено либо уменьшать свою пищу, либо заменять рис другими продуктами". ("Чосен Ильбо", от 13 ноября 1933г.).

        1."Выжигатели полей" - так в Корее называются разоренные крестьяне, лишенные земли вследствие налоговой задолженности, помещичьей кабалы и ростовщичества. Каденмины уходят обычно в глухие горы, где выжигают леса и полученную таким образом засевают различными злаками, одновременно занимаясь выжигом угля. Очень часто каденмины, прежде чем "выселиться" из деревни, сжигают не только свои поля, но также и помещичьи.) Назад

        2. Около 140 кг. Назад

        Все тюрьмы переполнены.
        "Количество заключенных в 26 тюрьмах Кореи составляет более 19 тыс. человек. Все тюрьмы буквально переполнены. В тюрьмах не хватает мест для размещения арестованных. На одно татами1 площади приходится в среднем по 4 человека, в то время как в Японии на одно татами приходится по 1 человеку, а на Формозе по 1 1/2 человека. В Корее один надзиратель приходится на 10 заключенных, в Японии и Формозе - один на семь". ("Фузан Ниппо", от 22 октября 1933г.).
        "Закончено предварительное следствие и передано в суд дело 10 человек во главе с Ли Тенг-ель, обвиняемых в создании коммунистической организации в Кайдзе в прошлом году. Группой были в прошлом году отпечатаны и распространены листовки 1 мая, 1 августа и 3 ноября - в годовщину ученических волнений в Косю. Обвиняемые слепо верят в коммунизм". ("Кейдзе Ниппо", от 26 октября 1933г.).
        "По данным корейского генерал-губернаторства с начала текущего года число арестованных по делам левых организаций составило свыше 3.000 человек. За прошлый год число арестованных достигало 4.000. в прошлом году имели место большие массовые аресты по делам нелегальных рабочих организаций в провинции Канке-хокудо и Нандо. В этом году большая часть арестов приходится на Южную Корею. Одновременно замечается усиление влияния левой японской профсоюзной организации Дзенко". ("Чосен Чунг Анг Ильбо", от 26 октября 1933г.).
        "В настоящее время в 26 тюрьмах Кореи сидит несколько тысяч политических заключенных, включая еще не прошедших через суд. Большинство из них - это молодежь из корейской интеллигенции". ("Кейдзе Ниппо", от 28 октября 1933г.).
        "Полиция придает дню 7 ноября в этом году особенно большое значение. Установлен надзор за опасными лицами, за почтовым сообщением, на заводах и т.д.". ("Чосен Ильбо", 28 октября 1933г.).
        "В высшей школе в Сеуле 4-го числа об'явили забастовку 300 учащихся второго и третьего классов. Конфликт вызван увольнением нескольких учеников. Учащиеся пред'явили требования автономии ученического кружка и прекращения надзора за учащимися". (Корейское приложение к газете "Осака Асахи", от 5 ноября 1933г.).
        "4 ноября на азотном заводе в Конане были разбросаны прокламации по случаю наступления годовщины Октябрьской революции. Полиция окружила завод и производила личный обыск при выходе с завода.
        6 ноября в Канко в мужских и женских учебных заведениях были разбросаны прокламации по случаю XVI годовщины Октябрьской революции. Полиция произвела аресты нескольких подозрительных лиц, но виновные в разбрасывании прокламаций пока что не задержаны.
        Префектурой Кейсе-нандо получены сведения, что в Фузане появились прокламации по случаю XVI годовщины Октябрьской революции. Прокламации якобы получены из Японии (Токио и Осака). Полицией окружены все заводы и фабрики и ведется особенно усиленное наблюдение за бастующими рабочими на резиновой фабрике". ("Чосен Ильбо", от 7 ноября 1933г.).
        "По случаю наступления годовщины Октябрьской революции в разных городах Кореи производятся массовые аресты подозрительных лиц.
        В Косю, провинции Дзенра-нандо, аресты производились с 30 октября по 7 ноября включительно, арестовано много мужчин и женщин.
        В Масане 6 ноября арестовано было 70 человек, по городу производились обыски". ("Тонг А Ильбо", от 9 ноября 1933г.).
        "В Сяриине, в провинции Кокайдо, в связи с раскрытием организации "кружка преподавателей" некоторое время назад было арестовано 10 преподавателей во главе с Ким... 8 ноября арестованные переданы в прокуратуру в Кайсю по обвинению в нарушении закона об общественном спокойствии". ("Чосен Чунг Анг Ильбо", от 10 ноября 1933г.).
        "Начатые 6 ноября по случаю годовщины Октябрьской революции аресты в Масане продолжаются до настоящего времени. 8 ноября арестовано еще 50 человек из местной левой молодежи во главе с Линг Сан-чо. При обыске квартир арестованных обнаружено 310 экземпляров запрещенной левой литературы. Данные аресты держатся в секрете". ("Чосен Ильбо", от 10 ноября 1933г.).
        "В связи с празднованием XVI годовщины Октябрьской революции в Конко были разбросаны прокламации. В результате обысков на квартирах опасных лиц найдены типографские материалы данных прокламаций. Арестовано 8 человек во главе с Ким Ин-хак. Ведется строгий допрос". ("Тонг А Ильбо", от 10 ноября 1933г.)
        "7 ноября в Фузане в городской гимназии "Торай", внезапно произошла забастовка учащихся в числе 150 чел. с требованием удаления 6 преподавателей. Бастующие учащиеся 3-го и 4-го классов закрыли все двери и об'явили голодовку, которую будут продолжать до тех пор, пока не будут удовлетворены все пред'явленные требования". ("Чосен Чунг Анг Ильбо", от 13 ноября 1933г.).



Все члены семьи казненного ранее дяди северокорейского руководителя Чан Сон Тхэка были уничтожены по приказу Ким Чен Ына. Об этом информирует РИА Новости со ссылкой на южнокорейские СМИ.

Старшая сестра Чан Сон Тхэка - Чан Ге Сун с супругом, послом Северной Кореи на Кубе Чон Ен Чжином, а также племянник Чан Сон Тхэка, посол КНДР в Малайзии Чан Ен Чхоль с двумя 20-летними сыновьями были отозваны в Пхеньян в конце минувшего года и казнены.

Оба брата Чан Сон Тхэка скончались ранее от болезни, поэтому власти устроили  расправу над потомством сестер дяди Ким Чен Ына, в том числе над малолетними внуками. Те, кто оказывал сопротивление, были расстреляны прямо перед домом.

Выжить удалось лишь женщинам, которые не являются кровными родственниками Чан Сон Тхэка. Жену Чан Ен Чхоля принудительно развели с мужем и отправили вместе с семьей в лагерь.


Категория: Звания и знаки различия | Добавил: Лаврентий5932 | Теги: строй, Чучхе, Друзья, Дядя, партия, голод, работа, Плачь, пулемёт, Вожди
Просмотров: 2103 | Загрузок: 93 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]